Изменение основания иска в гражданском процессе

Срок исковой давности в обязательствах с неопределённым сроком и обязательствах до востребования: заметки к истории вопроса

В старой редакции нормы, закреплённой абзацем 2 пункта 2 статьи 200 ГК РФ, было прямое указание на то, что «по обязательствам, срок исполнения которых не определён либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока».

Интересно, что в пункте 7.3 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009, было обращено внимание на эту норму:

«В судебной практике вызывает сложности применение исковой давности к требованиям с неопределенным сроком исполнения. Редакция соответствующей нормы (пункт 2 статьи 200 ГК) допускает различные варианты ее истолкования, что влечет неопределенность правового регулирования.

Законодательно возможно выработать компромиссную модель регулирования, которая, с одной стороны, исключала бы судебную защиту требований, возникших значительно ранее их осуществления (десять и более лет тому назад), но, с другой стороны, не вводила бы неприемлемо краткий для оборота срок судебной защиты обязательств до востребования (три года с момента возникновения обязательства)».

На основании указанной Концепции и были приняты поправки в статью 200 ГК РФ, действующие и сейчас: «по обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства».

Это была важная поправка, возвращающая институту исковой давности её естественное назначение – установление предельного срока для защиты нарушенного права. При ином подходе кредитору в обязательствах с неопределённым сроком или сроком до востребования предписывается временная граница в условиях, когда его право ещё не было нарушено, то есть когда им не было предъявлено требование. Данный подход был признан законодателем неверным, позволяющим без достаточных на то оснований вмешиваться в частные договорные отношения сторон, устанавливая короткие предельные сроки для реализации соответствующих прав.

Необходимо отметить, что норма статьи 200 ГК РФ до внесения изменений существовала в отечественном законодательстве не всегда. Так, в соответствии с пунктом «Б» статьи 1549 10-го (Х) тома Свода законов Российской Империи:

«Давность по долговым обязательствам бессрочным и выданным со сроком до востребования считается со дня предоставления такого обязательства ко взысканию».

Из примечания к статье 1259 10-го (Х) тома Свода законов Российской Империи также можно было понять следующее:

«По долговым обязательствам бессрочным и выданным сроком до востребования, если они представлены ко взысканию по смерти заемщика, наследники его ответствуют только всем принятым по наследству имуществом, если же такое обязательство будет оставлено в безгласности в течение 10 лет со времени смерти заёмщика, то наследники освобождаются от всякой по оному ответственности».

Изменение начала течения срока исковой давности по бессрочным обязательствам и обязательствам до востребования было введено лишь в статье 45 Гражданского кодекса РСФСР 1922 года. В связи с введением указанной нормы Б.Б. Черепахиным в книге «Труды по гражданскому праву» отмечалось следующее:

«Приурочение начала течения исковой давности к моменту более раннему, нежели момент нарушения соответствующего права, устанавливалось ст. 45 ГК РСФСР 1922 года (ч. II и III).

Такое решение вопроса противоречило основной целевой направленности перевода субъективного гражданского права в исковое состояние. Право на иск имеет своей целью защиту против уже состоявшегося нарушения права. Поэтому совершенно непонятно, почему субъект права должен предъявлять иск сразу после того, как возникло обязательство до востребования или бессрочное.

Новый ГК РСФСР не предусматривает такого исключения. Следовательно, общее правило о начальном моменте течения исковой давности распространяется также на обязательства, срок исполнения которых не установлен или определен моментом востребования. Исковую давность в этих случаях следует исчислять со дня, когда возникла потребность в защите права требования против нарушения. Поэтому началом течения давности должен быть день предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, в котором срок исполнения не указан либо определен моментом востребования. В тех же случаях, когда должнику по такому обязательству предоставлен определенный льготный срок, давностный срок должен исчисляться со дня истечения этого льготного срока (ст. 172 ГК РСФСР). Кредитор, потребовавший исполнения, знает или во всяком случае должен знать, исполнил должник обязательство или нет. При таком решении вопроса начальный момент течения исковой давности, действительно, увязан с возникновением права на иск».

Изменение иска? Это вполне возможно! Зачастую в ходе рассмотрения гражданского дела в суде возникают ситуации, когда истец понимает, что он ошибся с исковыми требованиями, заявленные им требования не смогут обеспечить защиту его права или существует другой способ защиты права, наиболее подходящий к спорной ситуации. В такой ситуации не нужно подавать новое исковое заявление.

Поскольку истец вправе воспользоваться своим правом на изменение предмета или оснований иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, может отказаться от иска полностью или в части, при наличии согласия ответчика можно заключить мировое соглашение. Указанные права по изменению иска закреплены в статье 39 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Предмет иска и основания иска

Право на изменение основания или предмета иска принадлежит только истцу. Суд не обладает правом без согласия истца изменять основания или предмет исковых требований. Под предметом иска понимается право истца, подлежащее защите, например, право на восстановление на работе, право на возмещение убытков. Изменение предмета иска на новый означает изменение материально-правового требования истца к ответчику. Основанием иска являются обстоятельства, на которых истец основывает свое требование. Изменение конкретных фактических обстоятельств, на которых истец основывает требование к ответчику, является изменением основания иска. Истец может изменить только предмет или основание иска. Если необходимо изменить сразу основание и предмет иска — подается новый иск.

Увеличение и уменьшение исковых требований

Истцу предоставлено право на увеличение или уменьшение размера исковых требований. Данные действия нельзя рассматривать как изменение предмета иска, в данном случае происходит уточнение размера исковых требований, таким образом, истец вправе, например, изменить предмет иска на новый и одновременно увеличить размер исковых требований, изменить основания иска и уменьшить размер исковых требований, и наоборот. Менять предмет или основания иска, производить увеличение (уменьшение) размера исковых требований на новые истец имеет право без ограничений, вплоть до окончания рассмотрения дела по существу. При увеличении размера исковых требований истцу придется доплатить государственную пошлину, при уменьшении размера исковых требований истец может претендовать на возврат части государственной пошлины, уплаченной излишне.

Отказ от иска

Отказ от иска означает, что истец отказался от своих материально-правовых требований к ответчику и от продолжения судебного процесса. Отказ от иска возможен на любой стадии судебного разбирательства. Обращаем внимание, что данное правило влечет последующие ограничения прав на обращение в суд, истец не вправе обращаться в суд с тем же иском, по тем же основаниям, к тому же ответчику, поэтому решение истца об отказе от иска должно быть продумано, взвешено и осознано. В случае, если истцом предъявлено несколько исковых требований, возможен отказ от одного из них или нескольких, после принятия судом отказа от иска производство по оставшимся требованиям будет продолжено.

Признание иска

Признание иска ответчиком влечет вынесение судом решения об удовлетворении исковых требований, при условии, если это признание не противоречит закону, не нарушает права и интересы других лиц. То есть признать можно только законные требования, при этом другие граждане или юридические лица не должны нести ответственность или какие-то обязанности из-за действий истца. В случае непринятия признания иска судом выносится определение, рассмотрение иска по существу судом продолжается. При этом суд может вынести решение как об удовлетворении исковых требований, так и об отказе в их удовлетворении.

Мировое соглашение

Стороны в ходе судебного разбирательства имеют право на заключение мирового соглашения. Такое соглашение приобретает силу при условии утверждения его судом, в этом случае оно будет иметь силу судебного решения и может быть исполнено принудительно. Мировое соглашение является сделкой, предусматривающей взаимные уступки сторон, определение прав и обязанностей сторон в правоотношениях в новом или измененном качестве. Мировое соглашение не допускается, когда происходит нарушение прав третьих лиц, когда его условия противоречат закону, кроме того, по некоторым правоотношениям мировое соглашение невозможно в силу специфики таких отношений, наиболее показательными могут быть споры по лишению родительских прав, изменение размера алиментов ниже установленного предела.

Неустойка: такие разные решения судов

Арбитражным судам довольно часто приходится разрешать спорные ситуации, связанные с установлением и применением неустойки за неисполнение договорных обязательств – при этом складывающаяся судебная практика зачастую крайне противоречива.

Особенно это касается вопроса о снижении судом неустойки, которая может носить явно несоразмерный последствиям нарушения обязательства характер (ст. 333 ГК РФ). Здесь выделяется два основных затруднения – по каким критериям оценивать «явную несоразмерность» неустойки последствиям неисполнения или ненадлежащего исполнения договора и может ли суд по своей инициативе, без заявления должника, уменьшить ее сумму.

Впрочем, последний вопрос, не урегулированный ГК РФ, разрешил Пленум ВАС РФ еще в 2011 году (Постановление Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее – Постановление № 81). Так, Суд подчеркнул, что снижение размера неустойки исключительно по инициативе суда, без соответствующего ходатайства ответчика, невозможно – в противном случае это противоречило бы принципу осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (абз. 2 п. 1 Постановления № 81).

Арбитражные суды в основной своей массе восприняли эту точку зрения, хотя встречаются и исключения. К слову, суды общей юрисдикции часто приходят к противоположным выводам и снижают неустойку по своей инициативе (апелляционное определение Воронежского областного суда от 22 января 2013 г. № 33-356, апелляционное определение Московского городского суда от 26 июня 2013 г. по делу № 11-19828).

К примеру, Белгородский областной суд обосновывает это тем, что норма ст. 333 ГК РФ не ставит право суда на уменьшение неустойки под условие заявления ответчиком соответствующего ходатайства – поскольку направлена на соблюдение основанного на общих принципах права требования о соразмерности ответственности и предотвращение злоупотреблений правом на неустойку (апелляционное определение Белгородского областного суда от 25 июня 2013 г. по делу № 33-2077).

Учитывая отсутствие единой позиции по вопросу самостоятельного снижения судом размера неустойки ВАС РФ был вынужден снова высказать свою точку зрения.

    КРАТКО

    Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. № 801/13

    Требования заявителя (кредитор): Об отмене решений нижестоящих судов в части снижения размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ без соответствующего ходатайства должника.

    Суд решил: Удовлетворить требования заявителя (кредитора по основному обязательству)

Суть дела

ООО «Артико-Строй» обратилось в суд с иском к ООО «Вонорус» о взыскании основного долга и неустойки по договору подряда, причем эти требования были сопоставимы по размеру (281,3 тыс. руб. и 204,5 тыс. руб. соответственно). В соответствии с условиями договора размер неустойки составлял 0,5% от стоимости выполненных и принятых работ за каждый день просрочки, но не более 10%.

Арбитражный суд г. Москвы взыскал с ответчика сумму основного долга и неустойку, однако снизил размер последней до 50 тыс. руб. по своей инициативе (решение Арбитражного суда г. Москвы от 14 июня 2012 г. по делу № А40-118783/11-59-1052). Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали это решение (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 августа 2012 г. № 09АП-19487/12, постановление ФАС Московского округа от 11 декабря 2012 г. № Ф05-13894/12).

Аргументы судов

Суды первых двух инстанций обосновали свое решение об уменьшении неустойки ссылкой на ст. 333 ГК РФ, не приводя больше никаких доводов. ФАС Московского округа разъяснил свою позицию более подробно, сделав следующие выводы:

  • из решения суда следует, что ответчик возражал по требованию о взыскании неустойки. Иными словами, суд приравнял возражения ответчика против иска к отдельному ходатайству о снижении размера неустойки;
  • в ч. 1 ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой размера ущерба, причиненного в результате нарушения условий договора. Суд ссылается здесь на Определение КС РФ от 21 декабря 2000 г. № 263-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наговицына Юрия Александровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». Кстати, эту же позицию восприняли и некоторые другие арбитражные суды, обосновывая ею уменьшение размера неустойки по своей инициативе (постановление ФАС Дальневосточного округа от 24 декабря 2013 г. № Ф03-6156/2013 по делу № А51-185/2013);
  • размер неустойки чрезмерно высок – 0,5% в день и не соответствует последствиям неисполнения обязательства за не столь значительный период;
  • степень несоразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, и в силу закона только суд вправе оценить соразмерность, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.

Суд решил

Вместе с тем, ВАС РФ не согласился с выводами нижестоящих судов, указав на следующее:

  • положения п. 1 Постановления № 81 делают необходимым наличие соответствующего ходатайства должника об уменьшении суммы неустойки;
  • даже при наличии такого ходатайства на должнике лежит бремя доказывания несоразмерности неустойки последствиям нарушения условий договора. Кредитор, в свою очередь, вправе представить доводы, подтверждающие разумность размера неустойки с точки зрения компенсации убытков;
  • возражения ответчика относительно исковых требований не могут рассматриваться как заявление о несоразмерности неустойки и ходатайство о ее снижении.

Кроме того, ВАС РФ обратил отдельное внимание на необходимость соблюдения принципов состязательности и равноправия сторон арбитражного процесса. Суд подчеркнул, что процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются по инициативе непосредственных участников спорного правоотношения – а это предусматривает свободу распоряжения правами и процессуальными средствами их защиты.

Таким образом, ВАС РФ поставил точку в споре о том, от кого должна исходить инициатива в вопросе о снижении размера неустойки.

АРГУМЕНТ

«Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Неустойка является санкцией за нарушение обязательства, а не льготным кредитованием ответчика. В случае необоснованного снижения неустойки исполнение обязательства в срок становится для должника экономически нецелесообразным, поскольку ставка за использование денежных средств кредитора будет значительно ниже рыночной ставки кредитования»

(постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2013 г. № 15АП-6839/2013 по делу № А53-3314/2013).

Однако многие другие конфликты по поводу снижения размера неустойки до сих пор разрешаются судами неоднозначно – чаще всего это касается оснований для сокращения ее суммы. Как правило, суды единогласно признают, что одного лишь ходатайства ответчика для уменьшения неустойки недостаточно – последним должно быть представлено обоснование своих требований (постановление ФАС Московского округа от 18 июля 2013 г. по делу № А40-149630/12-138-1422, постановление ФАС Московского округа от 29 января 2013 г. по делу № А41-23823/12).

Так, доказательством, полагают суды, может являться тот факт, что «возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки» (постановление ФАС Московского округа от 12 марта 2013 г. по делу № А40-80086/2012).

С другой стороны, в судебных решениях встречается и другая позиция: «положения ст. 333 ГК РФ содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба» (апелляционное определение Верховного суда Республики Хакасия от 23 июля 2013 г. по делу № 33-1743/2013).

Посмотрим, какие обстоятельства, по мнению судов, являются доказательствами необоснованно завышенного размера неустойки, а какие, напротив, не могут рассматриваться в качестве таковых.

Так, чаще всего в качестве обоснования доводов должника во внимание принимаются следующие факты:

1. Чрезмерно высокий процент неустойки – к примеру, встречались случаи установления процентов в размере 3285% годовых (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 апреля 2013 г. № 09АП-4795/2013-ГК по делу № А40-129143/2012).

2. Незначительные сроки нарушения обязательств по договору (постановление ФАС Московского округа от 12 сентября 2013 г. по делу № А40-129143/2012). Правда, просрочка исполнения обязательства на самом деле должна быть небольшой – в пределах нескольких дней (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 апреля 2013 г. № 09АП-4795/2013-ГК по делу № А40-129143/2012). Существенная же просрочка (например, в несколько лет), напротив, может послужить подтверждением обоснованности заявленного кредитором размера неустойки (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 января 2013 г. по делу № А70-6432/2012).

3. Несоразмерность размера неустойки последствиям неисполнения обязательства – это является основным и наиболее часто встречающимся аргументом (постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 6 мая 2013 г. № 06АП-1504/2013 по делу № А73-13783/2012, постановление ФАС Московского округа от 11 февраля 2013 г. № Ф05-15394/2012 по делу № А40-53875/2012).

4. Превышение размера неустойки над суммой основного долга (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 4 июля 2011 г. по делу № А33-765/2011). Правда, и этот аргумент не всегда может служить основанием для уменьшения неустойки.

Так, Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в одном из своих постановлений пришел к выводу о том, что само по себе превышение неустойкой суммы задолженности с учетом отсутствия доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, не может быть основанием для применения ст. 333 ГК РФ (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 марта 2013 г. № 18АП-717/2013 по делу № А07-18088/2012)

5. Несоразмерность размера неустойки цене договора (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13 февраля 2006 г. № А39-9281/2005-93/17 ).

Суды общей юрисдикции при рассмотрении дел, вытекающих из защиты прав потребителей, также нередко сталкиваются с вопросом о снижении суммы неустойки. При его решении они чаще всего обращают внимание на следующие обстоятельства:

1. «Жесты доброй воли» должника, свидетельствующие о намерении выполнить обязательство – например, некачественно выполнивший работы изготовитель после получения требования потребителя о замене товара предпринял необходимые меры для получения от изготовителя необходимого для замены товара (апелляционное определение Воронежского областного суда от 22 января 2013 г. по делу № 33-356).

2. Несоразмерность неустойки стоимости товара или размеру предварительно оплаченной суммы (определение Ленинградского областного суда от 5 февраля 2013 г. № 33-619/2013).

Можно выделить также обстоятельства, которые чаще всего не признаются судами в качестве обоснования необходимости уменьшения суммы неустойки:

  • финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение (Постановление Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 г. № 11680/10 по делу № А41-13284/09, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 апреля 2013 г. по делу № А63-15562/2012, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28 марта 2011 г. по делу № А43-681/2010);
  • неисполнение обязательств контрагентами; наличие задолженности перед другими кредиторами; наложение ареста на денежные средства или иное имущество ответчика; непоступление денежных средств из бюджета; выполнение должником социально значимых функций; наличие у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа) (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 7 февраля 2013 г. по делу № А41-32439/2012).

АРГУМЕНТ

«Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Снижение неустойки судом возможно только в одном случае – в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права.

Иные фактические обстоятельства (финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение и т.п.) не могут быть рассмотрены судом в качестве таких оснований»

(Постановление Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 г. № 11680/10).

Пожалуй, одним из самых спорных доказательств по делам о снижении размера неустойки является соотнесение ее со ставкой рефинансирования Банка России.

Так, в п. 2 Постановления № 81 ВАС РФ ориентировал суды на то, что при определении величины, достаточной для компенсации потерь кредитора, они могут исходить из двукратной ставки рефинансирования Банка России, существовавшей в период нарушения обязательства.

Действительно, суды приходят к тому, что снижение неустойки до размера, равного ставке рефинансирования, недопустимо, поскольку фактически означает нивелирование судом условия о неустойке, установленного в договоре его сторонами по взаимному согласию. В противном случае установление в договоре условия о неустойке утрачивает всякий практический смысл, поскольку размер взыскиваемых процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ в силу закона равен ставке рефинансирования (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2013 г. по делу № А21-5725/2012).

В практике встречаются судебные решения, основанные на сопоставлении размера неустойки с учетной ставкой – например, учитывающие ее динамику (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 января 2013 г. по делу № А70-6432/2012) или тот факт, что размер неустойки в четыре раза превышает уровень ставки рефинансирования (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25 февраля 2011 г. № А33-8195/2010).

Но в большинстве своем арбитражные суды относятся к ее использованию осторожно, указывая, к примеру, что она может выступать в качестве одного из ориентиров, но заменить необходимость реально оценивать последствия нарушения обязательств не может – так как является величиной абстрактной и на практике значительно ниже средних банковских процентов по краткосрочным кредитам (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 мая 2013 г. № 18АП-3324/2013 по делу № А47-16005/2012).

Поэтому нередко суды отказываются от учета ставки рефинансирования, подчеркивая, что обратное противоречило бы положениям ст. 421 ГК РФ о свободе договора (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г. по делу № А68-5799/2012, постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 марта 2013 г. № 18АП-1196/2013 по делу № А07-9362/2012, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 марта 2013 г. по делу № А12-22800/2012).

Встречаются даже случаи, когда превышение размера неустойки над ставкой рефинансирования почти в 17 раз не смогло послужить аргументом для снижения неустойки (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2013 г. по делу № А81-4928/2012).

Таким образом, можно встретить самую разнообразную судебную практику по вопросу снижения неустойки – иногда практически единственным доводом суда является тот факт, что должник был уведомлен о ее размере при заключении договора и тем самым согласился с этим условием (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 мая 2013 г. № 15АП-4893/2013 по делу № А32-31001/2012).

Конечно, во многом такой разброс правовых позиций связан с тем, что несоразмерность неустойки последствиям нарушения договора носит оценочный характер, а также с разными правовыми позициями ВАС РФ и КС РФ – но не исключено, что в ближайшем будущем ВАС РФ будет вынужден предоставить дополнительные разъяснения по этому вопросу.

Документы по теме:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. № 801/13

Новости по теме:

ВАС разъяснил нормы ГК об уменьшении судами неустойки – ИА «ГАРАНТ», 11 января 2012 г.

Правовые консультации:

  • Может ли арбитражный суд полностью освободить ОАО от уплаты неустойки (штрафа), размер которой оговорен сторонами при заключении договора?
  • Может ли суд уменьшить размер неустойки, установленной законом (законной неустойки), на основании ст. 333 ГК РФ?
  • Может ли считаться незаключенным договор поставки, в котором не предусмотрена неустойка за просрочку оплаты товара?
  • Возможно ли в судебном порядке одновременно требовать взыскания с ответчика неустойки, предусмотренной условиями договора, и неустойки по ст. 395 ГК РФ?
  • Облагается ли НДС неустойка? Следует ли осуществлять расчет неустойки исходя из стоимости поставляемых товаров с учетом НДС?
  • Согласно условиям договора поставки за каждый день просрочки исполнения обязательства начисляется неустойка в размере 1/300 ставки рефинансирования Банка России. Как рассчитать неустойку?
  • По состоянию на какую дату необходимо применять ставку рефинансирования при расчете договорной неустойки?

С ответами на другие вопросы в сфере налогообложения, трудовых и гражданско-правовых отношений, бухгалтерского учета (в том числе в бюджетной сфере) и госзакупок можно ознакомиться в разделе «Правовые консультации (практика)».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *